Томаш Кендзера: В первую очередь в пятницу надо победить Шахтер

Польский защитник киевского Динамо в интервью рассказал о матчах с Шахтером, а также почему Теодорчику не удалось заиграть при Реброве.

– Томаш, чем Динамо отличается от польских грандов?

– В Польше нет таких сильных клубов, как Динамо, к сожалению. Киевское Динамо – это клуб с именем в Европе, ежегодно принимающий участие в групповом этапе Лиги чемпионов или Лиги Европы. Достижения польских команд в еврокубках очень скромные. Легия один раз за двадцать лет вышла в групповой этап ЛЧ. Это очень мало. Поэтому переход в Динамо для меня не одна ступень вверх, а сразу несколько.

– Украинский этап карьеры вы рассматриваете трамплином в западноевропейский чемпионат? Не случайно же вы подписали с Динамо 4‐летний контракт, а не 5‐ти, не так ли?

– Я не знал, что здесь все подписывают 5‐летние контракты (улыбается). На самом деле, это не так важно. Я хочу успешно играть за Динамо и думаю только об этом. Есть только настоящее.

– Вам 24 года. Каков идеальный возраст для покорения Европы?

– Любой футболист мечтает играть в топ‐чемпионате. Я не исключение. Но время еще не пришло.

– Каких вершин мечтаете достичь в Динамо?

– В первую очередь в пятницу надо победить Шахтер, а затем пройти Славию в Лиге чемпионов. Если говорить глобально – играть в групповом раунде ЛЧ, победить в чемпионате и Кубке Украины.

– Сейчас Хацкевич отправил временно Морозюка на левый фланг. Насколько вам комфортно было находиться вместе с Морозюком на фланге?

– Комфортно. Я понимал, как он играет, а он знал, как я. Никаких проблем. Сейчас тренер так решил, что я играю на фланге с Виктором Цыганковым. И я тоже не испытываю дискомфорта. Мне с любым игроком комфортно.

– Николай Морозюк удачнее выглядит в атаке, а вот в защите у него частенько бывают недоработки. У вас – наоборот. Чего от вас требует Хацкевич?

– Он просит быть надежным в обороне. Активность в атаке приветствуется, но все зависит от соперника. Если мы играем первым номером, конечно, я чаще иду вперед, если это Шахтер или хорошая европейская команда, тогда на меня ложится большая ответственность в действиях в обороне.

С Мораесом остались приятелями

– Вы год в Динамо. Самый памятный матч?

– Все игры против Шахтера. Это сильная команда, и побеждать такого соперника крайне приятно. В прошлом сезоне мы уступили Шахтеру только в Кубке Украины, а в чемпионате трижды победили и однажды сыграли вничью. Это радует. Я пропустил только один матч с Шахтером, когда Мбокани забил победный мяч. Тогда только пришел. Самая памятная победа – последняя в Суперкубке. Мы выиграли трофей!

– Какой матч лучше не вспоминать?

– Поражение от Шахтера (0:2) в Кубке Украины в Днепре. Мы упустили трофей. Также неприятно вспоминать поражение от Скендербеу (2:3) в Албании.

– Удовлетворены еврокубковым сезоном?

– Не совсем. Мы могли иг‐ рать в Лиге чемпионов, но нам не повезло в противостоянии с Янг Бойзом. В Лиге Европы выступили удачно – вышли из группы и прошли афинский АЕК в 1/16 финала. Уступили Лацио, очень хорошей команде. В Риме мы показали хороший результат 2:2, но в Киеве нам не повезло.

– Не повезло? По‐моему, без шансов, да и АЕК прошли с большой долей везения!

– Это ваше мнение.

– Встречи с Шахтером ждете с нетерпением или волнением?

– С большим нетерпением. Прям не дождусь! Все уже ждут пятницы (разговор состоялся во вторник. – В. П.), в коллективе разговоры только о предстоящей игре. О Славии будем думать после.

Томаш Кендзера: В первую очередь в пятницу надо победить Шахтер

– Перед Славией битва с Шахтером – отличная прокачка?

– Если будет хороший результат с Шахтером, это нас только окрылит. Но в любом случае мы успеем восстановиться к вторнику и постараемся привезти из Праги положительный результат.

– В прошлом сезоне Динамо в играх с Шахтером взяло на 9 очков больше, но чемпионом не стало. Почему?

– Потому что мы потеряли очки со слабыми командами. Мало обыграть Шахтер, нужно быть лучшим на всей турнирной дистанции.

– Что вы знаете о пражской Славии? Пару исполнителей сможете с ходу назвать?

– Боюсь, нет. Знаю, что Славия – вице‐чемпион Чехии, одна из самых титулованных команд страны. Я против Славии играл товарищеский матч в бытность игроком Леха. Это всё, что я могу сказать о Славии.

– С одной стороны, выйти в групповой этап ЛЧ – это мечта, страсть, но с другой, cтрашно представить, что будет в играх с Реалом, Манчестер Сити или ПСЖ…

– Это станет большим опытом для всех. У нас молодая команда. Мы, наоборот, мечтаем сыграть против самых сильных! Назарий Русин, забивший победный мяч Львову, мечтает сыграть с Реалом, а я хотел бы встретиться с Манчестер Юнайтед. Я с детства полюбил команду Алекса Фергюсона. Для меня это команда номер один в Европе. После Динамо и Леха, конечно.

– Ваш фаворит этой Лиги?

– После прихода Роналду у Ювентуса появляются неплохие шансы на победу. Он по природе победитель. И хотя Ювентус считается чёрным конем, темной лошадкой по‐вашему, но почему нет? Рома вышла в полуфинал, Ливерпуль играл в финале. Кто мог поверить в такой расклад?!

– Как вам старт нового чемпионата?

– Главное, что мы одержали две победы над Ворсклой и Львовом. Содержание игры мы улучшим, а очки терять нельзя. Победы 1:0? Мы имели моменты, что‐ бы забить больше. С Шахтером я тоже буду рад минимальной победе. Моменты мы будем иметь, главное – сыграть надежно сзади.

– Без Мбокани атака Динамо сыровата?

– Последние полсезона мы играли практически без Мбокани. Вы скажете, что мы плохо играли или мало забивали? Бесспорно, Мбокани отличный нападающий и, надеюсь, он еще себя проявит, но незаменимых людей нет.

– Как ребята простились с Гусевым и Хачериди?

– После заключительной игры чемпионата у нас состоялся прощальный ужин. Хач уже уехал из Украины, он в ПАОКе. Гусева мы здесь видим. Но я вот не знаю, закончил он карьеру или нет?

– Официально еще нет.

– Для меня было честью играть в одной команде и с Гусевым, и с Хачериди. Это футболисты, которые стали легендами киевского Динамо. Я желаю им всего наилучшего!

– Ваше отношение к Мораесу?

– Это его решение. Осуждать его я не собираюсь. Смягчающий фактор в его случае – он не украинец, а бразилец. Таких переходов в мире полно.

– Вы могли бы поступить так, как Мораес?

– Я не думаю, что смог бы перейти в Шахтер.

– Может, его следует «тепло» принять в Киеве?

– Он тоже человек. Не ругать же его за переход в Шахтер! На поле мы не друзья, а вот вне его остались приятелями.

Ребров больше доверял Мораесу, а не Теодорчику

– Насколько важную роль в вашем переходе в Динамо отыграл Лукаш Теодорчик?

– Очень важную. Он предоставил мне развернутую информацию о киевском Динамо, говорил, чтобы я не сомневался в правильности этого шага. Потому что в Польше все думали, что в Украине война. Лукаш очень близкий мне друг. Он‐то и сказал, что в Киеве всё тихо и спокойно. Поэтому я долго не раздумывал.

– Почему после первого успешного года в Бельгии Теодорчик сник?

– Он стал лучшим бомбардиром чемпионата Бельгии. Он поднял высоко планку. Держать ее непросто. Спады неизбежны. Лукаш попал в зону турбулентности. Где‐то растерял форму. Но в последние полгода он снова уже играл и немало забивал.

– Тем не менее его выставили на трансфер!

– Я не хочу говорить на эту тему. Мы близкие друзья, каждый день на связи. Это его дело. Он еще не принял окончательного решения – остаться в Андерлехте или уйти.

Томаш Кендзера: В первую очередь в пятницу надо победить Шахтер

– Сравните Теодорчика с Мбокани!

– Мбокани – прекрасный футболист, он поиграл в английской Премьер‐лиге. Когда Мбокани был в форме, он приносил много пользы Динамо. Конечно, я следил за Лукашем в Динамо. У него был и хороший период, и был момент, когда он не забивал. Ему стало сложно с приходом Мораеса. Потому что Ребров больше доверял именно Мораэсу. К тому же у Лукаша была травма, из‐за которой он пропустил несколько месяцев. Поэтому он и принял решение уйти в Андерлехт. И это пошло ему только на пользу.

– Вы дебютировали на профессиональном уровне в 18 лет. Был ли момент, когда крышу снесло?

– Возле меня всегда были семья и мои друзья, которые не позволили бы мне улететь в космос. Я приземленный человек. У нас в Польше говорят: «Хожу твердо по земле». Я понимал, что это только первый шаг. Наоборот, я стал еще больше тренироваться, чтобы продолжить развитие.

– Как вы вообще попали в футбол?

– Мой папа был футболистом. Он не играл в польской топ‐лиге. Только в первой и второй лигах. Выступал за команду «Зелёна‐Гура», где я делал первые шаги. Он был универсалом, играл на разных позициях в защите и полузащите. Сейчас папа тренер в «Зелёна‐Гура». Футбольные азы, конечно, я познал с его помощью.

– Насколько вы были близки с Тамашем Кадаром в Лехе?

– Не скажу, что мы были друзьями. Партнерами – да. Но здесь, в Киеве, мы стали ближе. Он сильно помог, когда я пришел. Я знаю английский, Тамаш его знает. Русский он понимает, но не говорит.

– По‐венгерски что‐нибудь знаете?

– Только одну фразу – «Az egеszsеgrоl». Это значит «На здоровье»!

– В чем Кадар прибавил в Киеве?

– В Лехе он играл как левый защитник. В Динамо он состоялся как центральный защитник. В сборной Венгрии это его родная позиция. Он хорошо работает с мячом, силен в контактной борьбе. Это его позиция. Он сам говорит, что не хочет больше играть левого защитника.

– В сезоне‐2016/17 украинец Владимир Костевич был признан лучшим левым защитником чемпионата Польши в составе Леха. Как он себя проявил в сезоне‐2017/18?

– Прошлый сезон он играл не настолько круто, как в первые полгода, как только пришел. Отчасти это связано с травмой колена, из‐за которой он пропустил несколько месяцев. Я смотрел первую игру Леха в этом сезоне, и Костевич мне понравился.

– Фанатское движение в Польше – самое мощное и свирепое, а фаны Леха – одни из самых жестких и брутальных. Самая экстремальная история о польских фанатах?

– Брутальных – это вы перегнули! Хулиганс Леха – просто самые крутые в мире. Конечно, если мы играли плохо, то после игры лучше было затаиться. Но правда в том, что я знаю лично всех этих фанатов, потому что семь лет прожил в Познани. Со многими я дружу до сих пор.

– Правильно я понимаю, что неприятностей с ультрас у вас не возникало?

– Понятно, что запугать до смерти или побить – исключено. Но поговорить на повышенных тонах, устроить встряску – могли! Худшее для наших хулиганс – это уход игрока из Леха в Легию. Они всех предупредили, что если кто‐то ещё уйдет в Легию – ему ноги поломают. Такой плакат они вывесили на одном из матчей.

– А кто последним уходил?

– Финн Каспер Хямялайнен. Но он иностранец. Ему это сошло с рук (Хямяляйнен был любимчиком фанатов Леха. После трансфера ультрас пришли на тренировку с баннером: «Хямяляйнен – старая шлюха. Следующего ждет наказание». – В. П.).

– Сколько человек состоит в ультрас Леха?

– На матчи стабильно приходит от 20 тысяч. Активная трибуна – за воротами, называется котёл, где и жгут «Kolejorz». Это тысяч восемь. На выездные матчи в обязательном порядке выезжает больше тысячи ультрас. Они устраивают красочные перформансы, они у нас называются «оправами». Вывешивают различные баннеры и лозунгы, которые подкреплены огненными шоу. Это нужно видеть!

– «Великая триада» и поныне главенствует в Польше?

– Конечно! В Польше три топ‐движа – это Лех, Арка и Краковия. Они между собой дружны и никогда не дерутся друг с другом. Как у вас Динамо с Карпатами. Главные враги Леха – Легия (Варшава), Лехия (Гданьск), Висла (Краков).

– Самый невероятный слух о себе, который прочитали в газете/интернете?

– Я не читаю СМИ. Листаю только фотографии после игр. И инстаграм использую для общения с болельщиками. В наше время должна быть обратная связь с ними. Без этого никак.

Томаш Кендзера: В первую очередь в пятницу надо победить Шахтер

– Вы были в расширенном списке сборной Польши на ЧМ‐2018, но в итоговую заявку не попали. Когда Теодорчик в похожей ситуации пролетел мимо Евро‐2016, он сказал: «Я реально подхожу к вещам». Вам обидно, что вы не поехали на ЧМ‐2018?

– Конечно! Сыграть на ЧМ – мечта любого футболиста. Но тренер так решил, взял двух других правых защит‐ ников.

Я смотрю только вперед. Если буду хорошо играть за Динамо, то буду играть и в сборной Польши. С сборной новый тренер Ежи Бженчек, он играл за сборную Польши, становился серебряным призером Олимпиады‐1992 в Барселоне, был капитаном в той команде.

– Польша отлично выступила на Евро‐2016, и провально на ЧМ‐2018. Чем это объясните?

– Я не находился внутри команды, поэтому мне сложно судить. Когда мы готовились к мундиалю, все было супер. Возможно, дело в изменении тактики. Мы всегда играли в четыре защитника, но Адам Навалка решил на ЧМ‐2018 играть в три защитника.

– Колумбия устроила «изнасилование» полякам. У вас не было желания выключить телевизор?

– Конечно, физически больно было на это смотреть. Но выключить я не мог. Там играли мои друзья… Колумбия провела свой лучший матч на турнире, а у Польши не было ни одного момента.

– После вылета Польши не пропало желание смотреть мундиаль?

— Нет. Я болел за Пиву (Пиварич. – В. П.) и переживал за Англию. Потому что, как я уже говорил, симпатизирую Манчестер Юнайтед, а английская лига самая сильная в мире.

– Три главных момента, благодаря которым вам за‐ помнился ЧМ‐2018.

– Путь Хорватии в плей‐ офф. Жаль, что с Англией дело не дошло до очередной серии пенальти. Я очень хотел увидеть пенальти в том матче. А финал хороший получился. Да и игра‐открытие тоже запомнилась. Франция заслуженно победила на ЧМ‐2018. Финал я смотрел в Польше с друзьями. У меня было пару выходных.

– Лучшего игрока справедливо отдали Модричу?

– Меня поразил Мбаппе. Но хорошо, что Модричу отдали этот приз. Он тоже прекрасно играл. У Мбаппе еще может быть четыре чемпионата мира, а для Модрича это был последний. В какой‐то мере учли этот фактор, думаю.

– С чем связан такой регресс Гжегожа Крыховяка в последние два года?

– Он проиграл конкуренцию в ПСЖ Рабьо и Тиаго Мотте. Ушел в аренду в Вест Бромвич, но играл там через раз. Надеюсь, он перезагрузит карьеру в московском Локомотиве. Чемпионат России сейчас котируется, к тому же Локомотив будет играть в групповом раунде Лиги чемпионов. В Локомотиве ему не будет скучно, там играет поляк Мацей Рыбус, левый защитник. (А тут еще и чемпион мира Хёведес подтянулся – Локо затарился так, что, по идее, должен конкретно завалиться… Известный всем Дим Димыч Селюк трансфер Крыховяка охарактеризовал как диверсию – мол, двоих уже завали‐ ли, будет и третий! – Ред.)

– Куда запропастился главный польский талант Бартош Капустка, о котором так много говорили на Евро‐2016?

– После Евро он ушел в Лестер. Но в Премьер‐Лиге он так и не сыграл. По‐моему, выходил только в Кубке Англии или Кубке Лиги. Ушел в аренду в Фрайбург, но и там у него не сложилось. Сейчас он вернулся в расположение Лестера. Но останется ли он там? Мне кажется, Капустка рано перешел в Лестер. Ему было тогда 19 лет, а Лестер только выиграл Премьер‐Лигу. Бартош не хотел оставаться в Польше. С другой стороны, кто бы отказался от перехода в лучшую команду Англии на тот момент?

– Евро‐2012 проходил и в Познани тоже. Матчи посещали?

– Я жил возле арены в Познани. Слышал и видел всё это красочное безумие. Побывал только на одном матче: Италия – Ирландия (Кассано и Балотелли принесли победу «скуадре» 2:0, а с ней и выход в 1/4 финала. – В. П.).

– Сравните сборные Украины и Польши!

– Я помню встречу в Варшаве, когда Украина победила 3:1. Ярмоленко сместился в середину и ударил под дальнюю штангу. Гармаш играл в той встрече. Я его знал, даже когда играл за Лех. Теодорчик о нем рассказывал, что отличный футболист. И Хачериди знал, конечно же. Он такой высокий, что не заметить его сложно (улыбается). Но если тогда победила Украина, то на Евро‐2016 мы взяли реванш. Думаю, по силе Польша и Украина примерно одного уровня.

– Знаю, что вы устали от этого, но все же – Кендзёра или Кенджора? Почему украинские комментаторы вы‐ брали второй вариант?

– Мою фамилию вам тяжело выговорить, так что я с пониманием отношусь к этому. Ближе на слух всё же Кенджора. В команде меня все называют Кенди – так проще (смеется).

– Откуда в польском языке столько шипящих? Вы сами не устаете, произнося имена типа Гжегож или фамилии типа Скшетуский?

– Или Бженчек (смеется). Все эти шипящие нам настолько привычны, что мы на них не обращаем внимание. Язык в трубочку ни у кого не заворачивается. Если я здесь шутя начинаю пшекать, все украинцы язык ломают, пытаясь повторить то или иное слово!

– Что означает Кендзёра? Это фамилия шляхетного рода или по крестьянской линии?

– Честно, понятия не имею. Но мои корни полностью польские, несмотря на то что одно время Сулехув был частью Бранденбургской земли. По линии моей мамы предки жили возле Варшавы, по линии отца – бабушка в Закопане, неподалеку от Кракова, а дедушка – возле Познани, где и находится Сулехув. Вся моя кровь – польская. Ничего немецкого.

– Считаете ли вы нормальным, что отсчет национального футбола в Украине и Польше ведется с одного и того же события – «матча» длиной 6 минут до первого забитого? И как тогда быть с автором первого гола – он поляк или украинец, Влодзимеж‐ Хомицкий?

– Для меня это большое открытие. Я никогда не слышал об этом. Но давайте не будем спорить, поляк он или украинец. Думаю, это уже бессмысленно.

– Назовите трех главных поляков в истории!

– Кароль Войтыла, известный как Папа Римский Иоанн Павел II. Мешко I – первый исторически достоверный польский князь. И Юзеф Пилсудский.

– Сейчас в Польше очень много украинских «заробитчан». Как поляки относятся к такому наплыву украинцев?

– Хорошо. Мы вам рады. Это лучше, чем наплыв мигрантов из африканских стран. У нас схожая ментальность.

– Что чаще всего польские журналисты спрашивают об Украине?

– Обо всем, кроме истории (смеется).

– Вы чувствуете себя в Киеве как дома?

Скрипт выполнялся 0.6558 сек.